boris_golovin


Борис Головин

Стихи


Previous Entry Share Next Entry
.
boris_golovin

 

НЕМНОГО ХОРОШО ИСПОРЧЕННОЙ СИМФОНИИ

Соскользнув за хрущобы, светило всё тянет резину,
от закатного света безвольный экстаз в голове.
Чуждый раб неволшебной лампы, бредёшь по Москве,
и сквозная печаль не являет твою рабыню.

Ты ушел бы сегодня за солнцем, желательно – в море,
и купаешься в будущем; но на крутом вираже,
вместо чаек, стрижи захлебнулись пронзительным sorry,
и сквозь матерный дым залетевшая в ум на стриже
мысль, прибитая сущим, топорщится в соре
тех, что мнишь в опостылых уже.

Здесь, в порту всех морей, там где Азия впала в Европу,
обе, выпав в осадок, судачат про жизнь на фарси.
Москвичи в сто раз лучше таджиков: пойди и спроси
у ближайшего дворника – он не пошлёт тебя в жопу.
"Как чиста и опрятна ты стала, Москва!" - не гаси
эту лампу, дай в рожу холопу.

Для чего тут разгуливал Герцен и взглядом Толстой
дырки в людях сверлил, Мандельштам щерил рот золотой?
Дорогие мои москвичи, сколько лая и звона
могут вынести уши поэта? Нехватка озона
или обморок времени шутят над древней Москвой,
чтоб расцвесть чудесам Церетели и песням Кобзона?

Лучший город земли верен фишке имперской своей:
за трагичную доблесть лубянских веков, за тщету,
за богатство в квадрате, за жлобство и за нищету,
он на пире отцов снова чаши лишил сыновей.

Как Матвеич по пьянке пророчествовал, хмелея:
"Побегут, побегут из Москвы, из Кремля-Мавзолея!"
Комиссар, мерседес покидая, о белогвардейце
напевает под нос, а Голицын патроны раздал,
Оболенский, что в Кане Христос, вновь наполнил бокал.
Так кому же нужна была эта отметка на сердце?

Грянет время: и глас возопит: "Поуехали, гады!"
И воскреснет Матвеич, без пропуска в Кремль взойдёт,
но не встретят провидца хлеб-солью ни стары, ни млады.
Возглашая стенам, что окончен великий поход,
он, в Царь-колокол руку просунув, таджика найдёт,
и, с рукою рука, они выйдут. Менты будут рады
славить новых двух русских и сами направятся в суд,
и, немного подумав, Матвеичу меч отдадут.

На Измайловской дуб в грязном парке облапал рябину,
мент прибил за что-то бомжа и оставил в траве.
Чуждый раб неволшебной лампы бредёт по Москве,
и сквозная печаль не являет его рабыню.

                                                22 июля, 2008



 

ХЛОПЬЯ СНЕГА В ОКНЕ

Мысли могут, будто вещи, мёрзнуть. Зимы в силах убаюкать сердце. В сонный дом пробраться ищет ветер –
душу застудить.

Фонари не спят в ночном полёте. За окном стремленье хлопьев снежных. Спит Москва, и прошлое уснуло.
Небо на замке.

Свет и мрак переплетают воздух. Время бьётся, осеняясь тайной,  в мокрых искрах, в чистоте забвенья.
Путь души впотьмах.

Некому промолвить в ночь: "Декабрь..," - жизнь свою назвав Сенекой снега, и умолкнуть в сумраке тишайшем.
Голос ни к чему.

                                                                           2006. Москва, Покровка




 

МЫ ЗАБЫВАЕМ ПРО ЧУЖУЮ ОСЕНЬ:
осень сидящего в клетке попугая,
бездомной собаки, памятника великому поэту,
кошелька, туфельки, крысы, немого кинематографа,
деревянной лестницы в саду у опрокинутого в пруд дворца,
неосуществимой мечты и родных деревьев,
осень далекой страны, где никогда не пришлось любить,
осень прочих кошельков, осень разметаемых ветром листьев,
непришедших писем, лесного ручья, скамьи в парке
и осень плачущего невидимыми слезами старика.

                   1985




 


?

Log in